To the main page

Игорь А. Новиков. Выплата за УДО, или улучшение условий содержания осужденных?

На сайте «Ведомостей» 11 апреля 2011 года опубликовано сообщение об инициируемой Минюстом  поправке в законодательство, в соответствии с которой условием досрочного освобождения  осужденного (УДО) предлагается сделать выплату не менее 50% нанесенного преступлением ущерба.

Данное предложение видится недостаточно продуманным. Вопрос о погашении ущерба, причиненного преступлением, в системе исполнения наказания вообще и в институте УДО в частности, в условиях российской действительности реально стоит далеко не на первом месте. Куда больший приоритет имеют вопросы улучшения условий содержания, сокращения перенаселенности учреждений, занятости осужденных трудом, медицинской помощи, дисциплинарной практики, общественного контроля и т.д. и т.д.

Чтобы понять, о чем речь – предлагается взглянуть  на прилагаемые фотографии.

 

По виду снаружи и изнутри сложно угадать, что это за сооружение. Это может быть офис, может быть финансовый или торговый центры. А если посмотреть еще фотографии?

 

 

 

Это не офис и не торговый центр. Это фотографии новой тюрьмы в Чикаго, доступные в Интернете. Но если в США это первые шаги в создании современных учреждений, то учреждения с аналогичными условиями содержания давно существуют в Нидерландах и ряде других европейских государств.

Многие согласятся, что в России в таких условиях у нас не живут и не работают даже свободные люди, не то, что осужденные.

Нет нужды приводить фотографии российских учреждений, до недавнего времени глубоко засекреченных, чтобы заключить, что России и здесь безнадежно отстает семимильными шагами. При этом не предпринимается кардинальных мер, чтобы хоть как-то улучшить чрезвычайно неблагоприятное положение в вопросах исполнения наказания. В ужасных условиях находятся не только осужденные, но и работники учреждений и члены их семей.

Концептуальные предложения по данному вопросу были подготовлены при работе над Концепцией уголовно-правовой реформы.  Было высказано мнение, что первым с вопросом создания учреждений с цивилизованными условиями содержания задержанных и арестованных столкнется Сколковский проект, который бы мог стать своего рода испытательной площадкой. Но, похоже, системный подход к решению проблем в России не приживается.

Из уст государственных людей и органа ответственного за исполнение наказания звучат инициативы по совершенствованию второстепенных положений закона, не затрагивающие действительно проблемных вопросов. И ведь такие инициативы проходят на ура. Никто не оценивает последствия заранее, никто не несет ответственность за последствия потом. Особо пугает отсутствие предварительного профессионального обсуждения и экспертизы (компетентной и независимой) законопроектных инициатив.

Не случайно за такими инициативами видятся попытки решения конкретных дел. Независимо от того, предлагается ли данная поправка через призму дела Ходорковского или нет, она видится ненужной.

Не нужна она для того, чтобы не выпустить Ходорковского. В рамках нынешнего законодательства Администрация учреждения за два- три месяца в состоянии наложить на него десяток – другой взысканий, не имеющих ничего общего с дисциплиной. Наблюдательная комиссия, прокурор и суд не оценят подобную ущербную практику по закону. И не видать Ходорковскому УДО.

По-сути, предлагаемая поправка не добавляет ничего к более разумной, с точки зрения многообразия ситуаций, нынешней редакции закона. Нынешний закон при решении вопроса об УДО в обязательном порядке требует учитывать наличие ущерба, размер ущерба и состояние с его погашением.  Ясно, что условие о погашении ущерба предпочтительно и важно для УДО, но далеко не всегда является определяющим и преувеличивать его не следует. Для того, чтобы применять действующую норму правильно, не нужно ее менять, нужны подготовленные, неподкупные специалисты, а это другая большая государственная проблема, которую нужно решать безотлагательно.

Что если дерзкое преступление не связано с причинением имущественного вреда? Не будет ли циничный преступник, бездельничающий в местах лишения свободы в отсутствие занятости, в лучшем положении, чем трудяга, не имеющих возможности заработать на неоплачиваемых работах  в местах лишения свободы. Как это предложение выглядит на фоне беспомощности системы обеспечить эффективный труд осужденных, позволяющий им реально погашать ущерб, причиненный преступлением. Пока этой обязанности Администрации учреждений никто не отменял.

Не будет ли наказана семья осужденного (дети, престарелые родители) отрывая последние деньги из ограниченного бюджета, чтобы хоть как-то приблизить его освобождение.

Думается, Администрация любого учреждения подтвердит, что в местах лишения свободы отбывают наказания немало неимущих, одиноких людей, родственники которых не помогут погасить ни копейки. В отсутствие мало-мальски оплачиваемой работы, даже минимальный размер ущерба погасить невозможно. При этом, все другие обстоятельства свидетельствуют, что таким людям в местах лишения свободы делать нечего. Закон в нынешней редакции позволяет в таких случаях УДО, а закон в предлагаемой редакции – нет.

Мягко сказать, случается, что осужденные оказываются в местах лишения свободы в результате судебных ошибок: или лишение свободы назначено по недоразумению, или вовсе осудили невиновного. Причем, в одном и том же учреждении могут находиться как невиновно осужденный за преступление, которого никогда не совершал, так и тот, кто это преступление совершил. Невиновный жалуется во все инстанции безрезультатно, разумеется, не раскаивается и никакого ущерба не признает вообще. Администрация знает, что человеку здесь делать нечего, но судебную ошибку исправить не может даже теми малыми средствами, которыми она наделена. Не преувеличивая значение Администрации, приходится признать, что в результате предлагаемых изменений, Администрация утратит важную социальную функцию дополнительного, пусть не всегда эффективного, тем не менее, фильтра судебных ошибок.

Напротив, часто преступная деятельность направляется и организуется из мест лишения свободы. Не без помощи Администрации в исправительных учреждениях действуют хорошо организованные группы вымогателей, с хорошо налаженным механизмом отъема собственности у других осужденных. Понятно, что никаких проблем с расчетом по причиненному ущербу у подобной публики, далекой от исправления, не будет. Ущерб будет с лихвой погашен за счет средств, поступающих от совершения новых преступлений, что формально послужит законным основанием для УДО.

Ни одну из перечисленных, и других многочисленных ситуаций инициируемая поправка в закон не учитывает. Тогда зачем нужна очередная лоскутная и непродуманная поправка.

Ни с точки зрения задач и целей наказания, ни с точки зрения перенаселенности учреждений и т.д., данная поправка не видится разумной. В том же самом институте УДО гораздо больше других проблем, над которыми следовало бы работать.

* * * * *

 
On the project