To the main page

Report of Mrs. E. Novikova on scientific seminar on June 29, 2011

Добрый день, уважаемые участники семинара!

В качестве экспертов Центра правовых  и экономических исследований нас пригласили для участия в семинаре «Бизнес в зале суда. Деньги. Власть. Право». Мы работаем в русле, обозначенном в этой теме, наш Центр действует в партнерстве с Институтом современного развития, а также развиваем некоторые инициативы Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и объединяет высокопрофессиональный коллектив российских и зарубежных экспертов - юристов и экономистов.

В опубликованной нами коллективной монографии «Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике» мы представили как общий контекст, так ряд крайне опасных и негативных тенденций в  современной правоприменительной  практике.

Говоря о контексте, к сожалению, мы являемся гражданами страны с  весьма репрессивной уголовной политикой. На первое марта 2011года в России в местах лишения свободы содержится 814 тысяч человек. Это чуть больше 0,6% населения нашей страны (сопоставимо с 1938 годом), а по мужскому контингенту, который старше 18 лет, ситуация ещё хуже. В развитых странах таких показателей нет ни у кого, за исключением США. Правда, тут надо иметь в виду, что у них нет понятия административно арестованных, а у нас - есть, и эта категория в число содержащихся в местах лишения свободы не входят. Подробней со статистикой, иллюстрирующей сказанное, можно ознакомиться на нашем сайте:  http://www.lecs-center.hse.ru/ru/component/content/article/129-amnesty-stat.

Доминирующую в правоприменительной практике тенденцию можно условно назвать как «уголовно-правовые способы управления экономикой». В результате страна оказалась в ситуации, когда уголовное право стало довлеющим и главенствующим в системе социальных регуляторов. Иными словами, получился своего рода гермафродит - рыночная экономика с уголовной репрессией в отношении предпринимателя. И это - взамен стимулирования бизнесмена к извлечению прибыли. Ему же сплошь и рядом вменяют в вину доход, называя это ущербом!

До сих пор не декриминализованы «деяния», которые во всем цивилизованном мире носят характер нормальной хозяйственной деятельности.

Российское уголовное право, как правило, традиционно рассматривает предпринимательство как своего рода аморальное поведение или даже как преступление, что есть ничто иное, как не выведенное до сих пор родимое пятно советского режима. Примечательно, что в царской России такой феномен  не  наблюдался.

Специфика сегодняшнего момента такова, что эта опаснейшая тенденция наложилась на профессиональную и моральную деградацию правоприменителей. При этом система воспроизводит саму себя - юридическое образование по-прежнему генерирует кадры с правовым мышлением  советской формации в худшем смысле этого слова.

О выявленных  эффектах.

Масштабы репрессии бизнеса. Институт частной собственности без надлежащей защиты есть ни что иное, как фикция. Деятельность государственных структур, профессионально призванных к защите собственников и их прав, обретает диаметрально обратный вектор: вместо защиты собственности осуществляется ее отъем в пользу иного, неправого  собственника, которым может являться как государство, так и частные субъекты. При этом самым мощным инструментом такого передела собственности выступает уголовная юстиция.

В силу различных  причин присутствие в экономике и обществе активного среднего   класса  минимально. Крупный собственник, по сути, является номинальным держателем прав собственности. При  этом более  100 тыс. лиц,  совершивших преступления в сфере экономики в России, сегодня за решеткой! В период с 2000 по 2009 годы число лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступления экономической направленности, составило 14,87% от общего числа зарегистрированных в стране субъектов экономической деятельности (юридические лица, индивидуальные предприниматели и фермеры). Ранее столь массовая  уголовная репрессия в отношении определенного социального слоя наблюдалась в стране, наверно, только во время кампании по раскулачиванию в 20-30 годы прошлого века. Результатами таких действий являются рост коррупции, снижение предпринимательской активности и изъятие ресурсов из производительной деятельности.

Такие выводы не носят умозрительный характер. Опросы общественного мнения показывают, что деятельность правоохранительных органов воспринимается большей частью населения не как защита правопорядка, прав граждан и организаций, а как корыстно мотивированный произвол. По данным Левада-Центра, на вопрос: «Насколько серьезной для современной России является проблема беззакония и произвола правоохранительных органов?» более 80 % опрошенных в течение последних 6 лет оценивают её как очень серьезную.

Согласно опросу того же института на вопрос: «Насколько распространены сейчас в России схемы отъема бизнеса с использованием «силовых структур»?» лишь 14% респондентов ответили, что это - единичные случаи; остальные - что такие случаи довольно распространены и это обычная практика деятельности силовых структур.

Недопустимо высокий, не имеющий под собой объективных оснований уровень уголовной репрессии по делам экономической направленности является одним главенствующих из факторов, который влияет не только на бегство капитала из страны. По данным ЦБ России за 2008-2010 годы из России вывезено 229,1 млрд. долларов США – абсолютный рекорд за все время ведения этой статистики. Более  того, в последние годы проявилась тенденция сильнейшего снижения мотивации ведения предпринимательской деятельности.

Большинство бизнесменов не могут успешно действовать в условиях попыток взять с них, по сути, «предоплату» еще до всякого достижения успеха. Это практически уничтожает эффективность экономической функции государства. Такая неадекватная система неизбежно выдавливает изобретаемые россиянами инновации за рубеж. Потери от этого неисчислимы.  Студенты интересуются учебой на факультетах государственного управления, по сути дела – рентой, а не прибылью от риска и инноваций. Россияне уезжают и сформировали за рубежом огромное международное сообщество – миллионный средний класс, которого катастрофически не хватает дома.

Настроение и мнение общественности депрессивны. Что думают наши граждане о правовой системе, судах, коррупции, использовании правоохранительных «мощностей» для захвата собственности? Ситуация грустная. Трудно представить себе страну, которая претендует на достойное место в мировой системе великих держав, в которой изряднейшее число граждан (часто большинство) просто не верят в систему правосудия! С  такой  доминирующей эмоцией   изменить  что-то  кардинально очень сложно.

О механизме искусственной криминализации. Мотивация искусственной криминализации нормальной предпринимательской деятельности ясна - это - завладение собственностью предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности, устранение конкурентов. В такой ситуации уголовное право и уголовная юстиция в целом утрачивают свои подлинные цели и используются как инструменты передела собственности.

Уголовно-правовое воздействие на экономику порождает визуальный феномен «смешанного» (легального и нелегального одновременно), не основанного на праве, характера предпринимательской деятельности, когда «неуголовные» отрасли права безусловно рассматривают ее как легальную, однако уголовным правом она квалифицируется как преступление.

Искусственная криминализация бизнеса происходит как путём принятия уголовно-правовых норм, противоречащих общеправовым нормам и общепризнанным принципам международного права, нормам других (не уголовных) отраслей права, так и путём лукавого толкования, заведомо искажающего правовую норму.

В результате такого неправового толкования норма закона подменяется уголовной юстицией квазинормой, позволяющей безосновательно и искусственно квалифицировать в качестве преступных те действия предпринимателей, которые иным (не уголовным) правом признаются легальными. Такой подход ведет к бесконтрольному росту уголовных репрессий в отношении субъектов предпринимательской деятельности.

Общественный договор как основной инструмент: бизнес  и власть должны прийти к консенсусу. Изменение сложившегося носящего в определённой степени абсурдного правопорядка не может быть достигнуто исключительно путём механического изменения текста закона и невозможно без пересмотра целей и собственно содержания уголовной политики.

Всё это могло бы стать предметом общественного диалога  между бизнесом  и властью. Возникает вопрос, реальна ли возможность заключения некоего, так называемого «водного перемирия» между ними? Загнанный и преследуемый бизнесмен-собственник, заботясь, в первую очередь, о своей безопасности, вряд ли сможет выступить стороной такого диалога. По изложенным выше причинам нет доверия и к власти.

Представляется, что в нынешней ситуации ключевая роль будет принадлежать «третьей силе» - неангажированному экспертному сообществу, способному открыть глаза на масштабы проблемы  и временные рамки принимающим решение сторонам.

Этапность в проведении гуманизации. Наше предложение может быть выражено следующей триадой:

  • гуманизация уголовной политики, модернизация уголовного законодательства;
  • коренное преобразование подходов в правоприменительной практике;
  • экономическая амнистия (как предпринимателей, так и, в последующем,  капиталов).

В качестве стратегического, первоочередного шага нами не случайно предлагается именно путь гуманизации уголовной политики, а не иные, безусловно, нужные и важные, аспекты правовой реформы, включая судебную, искусственно остановленную в начале нулевых. Гуманизация уголовного законодательства и практики его применения не есть некая абстрактно либеральная идея. Отказ от политики обширной уголовной репрессии является насущной экономической и социальной потребностью.

Ошибочная идея об ужесточении уголовного законодательства и усилении репрессивной практики правоохранительных органов и судов как эффективном средстве снижения криминогенности общества не находит своего подтверждается. Её реализация наносит государству и обществу существенный экономический и социальный вред.

Особое значение мы придаем необходимости реформирования экономического блока уголовного законодательства, который должен разрабатываться с самым непосредственным участием с авторитетных экономистов. Совместные экономико-правовые оценки последствий сверхкриминализации представляются значительно более убедительными не только для законодателей, но и для профессиональных юристов и для политиков.

Носящие зачастую умозрительный характер оценки правового характера в обществе уже просто не воспринимаются; профессиональная среда на них давно не реагирует. Именно поэтому мы и пытаемся убеждать аудиторию аргументами комплексного, не только собственно правового, но и социально-экономического характера, отражающими количественные параметры.

Отмечу уникальность этой области исследований. По нашим данным, в развитых странах практически отсутствует какие-либо сопоставимые аналоги по оценке последствий чрезмерной криминализации и других искажений правового поля, равно как и специальная литература о политическом использовании закона для произвольного применения санкций в отношении легального бизнеса.

Предварительные выводы с очевидностью показывают, что от разрешения затронутых проблем в значительной мерее зависит изменение экономического положения страны, а в перспективе – возможность не допустить неизбежных, к сожалению, по нашему мнению, социальных потрясений.

Эта тема сегодня перестает быть уделом, сферой интересов и ответственности  только юристов и уже вышла далеко за пределы юриспруденции, настоятельно требуя включения в круг приоритетных задач для совместной её разработки не только с экономистами либерального блока из среды ученых и практиков, но и чиновников различных российских ведомств, включая Администрацию президента, Правительство и Центральный Банк.

Необходимо отметить, что на всех этапах наших исследований, начиная со стадии формализации задания до его выполнения и презентации на Парламентских слушаниях в ГД РФ, мы получали серьезную поддержку ТПП РФ, издательства «Статут», Высшей школы экономики,  Фонда  «Либеральная миссия»  и лично г-на Ясина.

Вкратце описанные разработки Центра послужили предпосылкой поручения президента Российской Федерации нашему экспертному коллективу подготовить проект Концепции модернизации уголовного законодательства в сфере экономики, который получил одобрение в ходе на парламентских слушаний и на заседании круглого стола в Государственной Думе в начале этого года.

О конкретных изменениях в УК РФ. В развитие Концепции нами также был подготовлен пакет предложений по изменению конкретных норм УК РФ, переданный в различные рабочие группы и структуры для ознакомления, в том числе, в межведомственную группу, созданную при Администрации президента РФ, которая недавно внесла подготовленный ею большой по объему пакет предложений в Государственную Думу РФ.

Некоторые наши  инициативы в известной мере послужили импульсом и логическим развитием президентских инициатив, направленных на гуманизацию и модернизацию уголовного законодательства, в числе которых следующие.

- отказ от уголовной ответственности за деяния, не влекущие реального ущерба жизни, здоровью и имуществу;

- отказ от квалификации дохода, полученного в результате экономической деятельности, в качестве ущерба как признака преступления;

- возбуждение уголовного дела исключительно по заявлению потерпевшего, которому деянием причинен ущерб;

- отказ от квалифицирующего признака совершения преступлений группой лиц по предварительному сговору;

- установление ответственности за самолегализацию доходов только конкретных доходов только от конкретных предикатных преступлений (незаконный оборот наркотиков, оружия, торговля людьми)   и многие другие.

Рассматриваемый в Думе новый пакет изменений, безусловно, очень своевременный и важный, разрабатывался тоже в этом ключе. Однако, к сожалению, эти поправки явно недостаточны для реализации и поставленных задач и заявленных приоритетов социально-экономической модернизации. Поэтому мы уверены, что в случае их принятия практически мало что изменится для экономической сферы и бизнес-климата в России. Весьма критические комментарии по поводу этого пакета опубликованы на  нашем  сайте.

Мы предлагаем незамедлительно предпринять такой шаг, как амнистия в отношении предпринимателей, совершивших правонарушения экономического характера.

Об экономической амнистии.

Отмечу, что недавно, в  апреле с.г. РСПП, ИНСОР, Совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека, Объединение «Бизнес-солидарность» и Центр правовых программ Л. Никитинского во взаимодействии  с  Центром  правовых и экономических исследований в своем Обращении к Президенту внесли кардинальное предложение о проведение экономической амнистии. Ответа  на это  Обращение мы пока не получили.

Экономическая потребность в проведении сегодня в России амнистии предпринимателей обосновывается  тем, что существующая уголовная политика в отношении предпринимателей влечет неустранимые для бизнеса риски потери и собственности, и личной свободы.  Страх стать безосновательно подвергнутым уголовной репрессии в связи с ведением бизнеса является основным фактором, подавляющим мотивацию к ведению предпринимательской деятельности. Средства, затрачиваемые бизнесом для защиты от агрессивного правопорядка, не позволяют создавать эффективные и конкурентные модели бизнеса.  Без изменения уголовной политики в отношении предпринимателей невозможно улучшить инвестиционный климат и создать в стране новую, эффективную модель экономики.

Амнистия станет первым реальным шагом, который позволит не только выпустить на свободу предпринимателей, но и послужит сигналом, что государство готово к либеральным изменениям уголовной политики в сфере экономики.

Социальная потребность в амнистии предпринимателей также серьезно обоснована: за последние 20 лет ни один социальный слой не подвергался такой обширной уголовной репрессии, как предприниматели. Значительное количество бизнесменов находится в местах лишения свободы по заказным делам, использованным как инструмент отъема собственности.  Более того, изрядное число бизнесменов пребывает в местах лишения свободы по таким уголовным статьям, которые цивилизованным правопорядкам не известным.

Непредвзятый анализ уголовного правоприменения в сфере экономики свидетельствует о том, что отказ изменить уголовную политику в отношении предпринимателей (в том числе, путем их амнистии) фактически будет означать, что государство продолжает осуществлять  заведомо неудачную попытку строить экономику, основанную на частной собственности, без предпринимателей. Как показывает исторический опыт, никакому государству это никогда и не удавалось.

Об обратных процессах. Наряду с формальными заявлениями власти и не менее формальными мерами, якобы направленными на гуманизацию, в реальности идут обратные процессы.

Тем более, настораживает последняя инициатива Следственного комитета по введению уголовной ответственности юридических лиц. Это, конечно, особая тема, но мы убеждены, что подобная новелла не только не приведет к существенному улучшению криминогенной обстановки в сфере хозяйствования и финансов, а лишь послужит ещё одним инструментом рейдерского давления и коррупции.

В круг наших интересов вошла также актуальная ныне тема правового регулирования борьбы с клептократией и взяточничеством в зарубежном законодательстве. Во многих странах уже введены упрощенные процедуры конфискации проблемных и подозрительных  в этом  отношении  иностранных активов, включая российские.

Эта проблема нас очень волнует. С нашим участием в Академии народного хозяйства и госслужбы был проведён семинар, на котором в качестве лекторов выступили авторитетнейшие зарубежные и российские чиновники. Все материалы находятся на сайте нашего Центра.

В настоящее   время мы обращаемся к Правительству РФ с предложением о создании комиссии по кодификации уголовного законодательства, относящегося к экономической сфере.

При этом мы намерены добиваться включения этой, к сожалению,  выпавшей из внимания политической темы, в число приоритетов социально-экономического развития  и, соответственно,  экспертной  проработки в Правительстве.

Нужно ли напоминать, что если, мы не займемся уголовной политикой, то она  точно не пощадит  никого и займётся,  кем нужно. В данном случае скорость изменений  в сторону  ее  гуманизации критически важна. Нормальный правовой режим не должен быть подарком «доброго царя» после выборов. Положительные сдвиги, предлагаемые экспертным сообществом, нужны незамедлительно  и в полном  объеме.

 
On the project