To the main page

Verbatim report of hearings in State Duma on October 17, 2011

Стенограмма парламентских слушаний Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству на тему: "Об основных направлениях совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации" Здание Государственной Думы. Зал 830. 17 октября 2011 года. 10 часов.

Плигин В.Н. Нужно обсудить в этой ситуации, когда происходит замена штрафа, но это уже не штраф, в смысле уголовной санкции и какие последствия это будет в дальнейшем иметь для рецидива.

Следующий вопрос, который нуждается в детальном обсуждении - это принудительные работы, которые предполагаются... предлагаются кодексом, изменениями в кодекс в настоящее время, практика осуществления этих принудительных работ. И если, уважаемые коллеги, специалисты здесь позволят, давайте, может быть, остановимся на современной практике отбывания наказания в колониях-поселениях для того, чтобы переход на принудительные работы ни в коем случае не привёл к тому, чтобы у нас образовалось какое-то недостаточное, скажем, недостаточное наказание, если можно так об этом говорить.

Следующий момент, который заслуживает обсуждения, я думаю, что это отражено, наверное, в заключении Общественной палаты - это, конечно, категории преступлений и предоставление права суду для снижения категории преступления, перехода от одной категории преступления на другие категории преступления при рассмотрении конкретного уголовного дела.

Нужно также будет понять, каким образом это будет в дальнейшем отражаться на судьбе лица, в отношении которого будет произведено это действие, какие пределы усмотрения судебного в этой ситуации существуют, и что мы здесь должны будем сделать? То есть эти вот вещи, которые мы бы ожидали от участников сегодняшнего заседания для того, чтобы составить более полное своё представление.

И я признателен Андрею Геннадьевичу за то, что им был поднят ещё один вопрос, может быть, он сегодня и не служит таким предметом специального рассмотрения сегодня с учётом того, какие статьи или какие базовые принципы действия Уголовного кодекса мы затрагиваем - это то, что касается ответственности за наиболее тяжкие составы преступления - это преступления против жизни и здоровья людей.

Уважаемые коллеги, вот я бы хотел быть правильно сейчас понятым: мною не затрагиваются и ни в коей мере не ставятся под сомнения вопросы назначения наказания по этим делам, которые в настоящее время проводятся, но, скорее, хотелось бы обратить внимание на задачи законодателя в этой области, то есть в рамках выстраивания баланса.

К лишению свободы в 2009 году, мы более подробно анализ составим по 2010 году, анализ судебной практики за 2009 год показал, что из 10 тысяч 718 граждан, осуждённых за умышленное убийство, часть 1 статьи 105, 194 получили условное осуждение, на принудительное лечение направлены 768 граждан, к лишению свободы приговорены 10 тысяч 512 граждан, из них - 553 к лишению свободы на срок от трёх до пяти лет, от пяти до восьми лет - 4 тысячи 517, от восьми до 10 лет - 3 тысячи 435 и свыше 10-15 лет - тысяча 722 человека, от 15 до 20 - 109, свыше 25 - 13 и только два осуждены к пожизненному лишению свободы.

Уважаемые коллеги, я не буду утомлять, в дальнейшем передам для слушаний справку по конкретным уголовным делам. Ну, вот давайте возьмём только одно такого рода дело, допустим, в Ростовской области - убийство двух и более лиц, значит, в основном... причём такие: убийство двух и более лиц, в основном лишение свободы для участников банды, она была достаточно большой, ограничились примерно девяти-восьми годами лишения свободы. То есть нужно анализировать и другие вещи, которые происходят в этой области.

Мне представляется, что законодатель, конечно же, должен обязательно будет подумать, каким образом, выстраивать уголовно-правовую политику в области умышленных убийств, причинения тяжких телесных повреждений.

При этом я бы хотел сказать, что уровень превенции здесь для нас крайне... и работа в этой области для нас крайне необходима, поскольку в настоящее время число убийств, несмотря на то, что можем мы говорить о сокращении определённого числа, но тем не менее мы должны понимать, что у нас есть большое количество неопознанных трупов - это несколько десятков тысяч человек, значит, официально без вести пропавшие и не найденные лица - около 50 тысяч человек.

То есть, вот всё, что есть в этой области, но требует детального изучения, и, с учётом того, кто здесь сегодня представлен, я бы просил учёных во взаимодействии с нами подумать над этой областью, и посмотреть вопросы совершенствования уголовной ответственности в области насильственных преступлений, и, в том числе, таких преступлений, о которых мы в настоящее время говорим.

Несомненно, что... Мы только что это не так давно подробно обсуждали, Владимир Иванович, в Академии правосудия, да? Да, только что мы не так давно достаточно подробно обсуждали в Академии правосудия. Несомненно, что в целях защиты предпринимательской деятельности, в целях развития нормальных процессов становления частной собственности, в целях защиты активных лиц, которые работают в этой области, те предложения, которые делаются по гармонизации уголовной ответственности в экономической сфере, заслуживают всяческой поддержки.

И последний момент, на который я бы хотел обратить внимание, и, скорее, поставить этот вопрос для обсуждения - это всё, что связано с совершением преступления лицами, находящимися под воздействием наркотиков. И, соответственно... Соответственно, решение вопросов об их принудительном лечении, и соотнести это с другими вариантами возможного решения об изоляции данных лиц.

Таким образом... Таким образом, в рамках "круглого стола", вот в рамках парламентских слушаний хотелось бы получить ответы: ваше представление по тем вопросам, которые были сейчас подняты, понять ваше мнение. И я так понимаю, что у нас стоит задача - в ближайшее время принятия законопроекта во втором и в третьем чтениях. То есть, этот процесс Государственная Дума не хотела бы объективно затрагивать. Но ещё раз хочу сказать: мы прекрасно понимаем, что те действия, которые нами совершаются в этой области, они затрагивают очень большое количество людей, поэтому они должны носить ответственный характер, и они не должны... Они должны носить ответственный характер и, соответственно, вот в рамках рассуждения с вами мы готовы к этой дискуссии.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Владимир Николаевич. Мне кажется, совершенно правильно акценты Владимир Николаевич расставил о том, что, если мы будем только в одном направлении вести работу, конечно, никакого баланса не получится. Более того, мы мешаем созданию нормальных... нормальных условий для наших граждан вот в экономической сфере. Потому что, когда люди или преступники, которые совершили очень тяжкие преступления, остаются на свободе, конечно, в обществе это вызывает тревогу, и тогда уже запросы общества, начинается просто усиление ответственности для всех независимо: экономические это преступления или какие-то вот более опасные, как экстремизм, терроризм, убийство и прочее. В связи с этим вот именно всегда мы должны вести параллельно и ту, и другую работу. В одном направлении смягчать и либерализировать, декриминализировать, а, с другой стороны, ужесточать.

Это совершенно верно, и поэтому именно так мы видим нашу работу, поэтому, давайте, продолжаем выслушивать мнения. Сейчас у нас Владимир Иванович Радченко - Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, в отставке.

Радченко В.И. Я остановлюсь, по-видимому, на том последнем положении, которое Владимир Николаевич называл, и моё выступление будет посвящено проблемам совершенствования уголовного законодательства, регулирующего экономическую сферу. Потому что тут складывается такая ситуация, что предоставление некоторых льгот вдруг, с одной стороны, сопровождается ужесточением других мер, которые, в принципе, противодействуют развитию сектора экономики.

Сказанное в полной мере относится, бесспорно, и к процессам, которые мы сегодня наблюдаем. Законопроект, который предстоит завтра, которому завтра, как предполагалось, предстояло пройти рассмотрение во втором чтении, а теперь уже в ноябре месяце он будет рассмотрен, в целом можно приветствовать как документ прогрессивный, направленный на оздоровление уголовно-правовой политики государства.

Однако нельзя не отметить, что предлагается ряд мер, которые ухудшат положение предпринимателей. Вопрос о гуманизации уголовно-правовой политики в отношении представителей бизнеса ставится нами не столько из соображений гуманизма, сколько по чисто прагматическим соображениям.

Устойчивое развитие экономики сегодня невозможно без наличия развитого малого бизнеса. В экономически развитых государствах доля малого бизнеса во внутреннем валовом продукте составляет от 50 до 80 процентов. При этом число индивидуальных предпринимателей и мелких предпринимателей постоянно растёт. В России этот показатель в последние годы стабильно держится на отметке около 20 процентов, причём с тенденцией в последнее время к уменьшению. Российской особенностью является то, что наиболее мощные компании и банки прочно аффилированы с верхними эшелонами власти. Вероятно, по этой причине силовые структуры сравнительно редко вмешиваются в их деятельность. Объектом же коррупционного давления чиновников и силовиков становится мелкий и средний бизнес. И он же выступает основным фигурантом по делам экономической направленности.

Необходимость модернизации УК в экономической сфере продиктована как его неэффективностью и чрезмерной репрессивностью, так и осознанием того факта, что сложившееся определение легального правопорядка в сфере экономики и практики применения уголовного закона ограничивают конституционно гарантированную свободу экономической деятельности и тормозят экономическое развитие страны.

Особое место в сфере развития предпринимательства в России занимает деятельность правоохранительных органов и судов. Существует весьма опасная тенденция к необоснованной криминализации предпринимательской деятельности, практика предвзятого использования и толкования норм не только уголовного, кстати, но и других регулятивных отраслей права.

В Послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 года Президент России отмечал необходимость совершенствования российского уголовного законодательства, а также практики его применения. Увы, следует констатировать, что усовершенствованный Уголовный кодекс уже стал и, по-видимому, и дальше это будет продолжаться, в том числе, и как орудие сведения счётов, устранения нежелательных конкурентов, подрыва экономической стабильности неугодных предприятий, устранение несговорчивых руководителей и учредителей.

Можно говорить о том, что в России складывается новое, чрезвычайно неприятное явление, которое можно определить, как уголовно-правовые способы управления экономикой, всесторонний анализ которого, я думаю, ещё предстоит провести. Названные уголовно-правовые способы управления экономикой предусматривают, в частности, что для решения вопросов собственности произвольно возбуждаются уголовные дела, в рамках которых не учитывается, в том числе, и решение судов других юрисдикций. Такой момент отмечался, в частности, на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по правам человека, когда, несмотря на наличие, допустим, решений по арбитражному... арбитражных судов или гражданских судов общей юрисдикции, уголовные дела тем не менее возбуждались. Не случайно поэтому, что множатся жалобы представителей бизнеса на использование правовых норм в целях шантажа и давления на их экономические структуры. У меня тут есть целый ряд примеров, я просто их в целях экономии времени опущу.

Указанные выше обстоятельства усложняют бесспорное ведение предпринимательства в России. По данным МВД за последние 10 лет зарегистрировано более трёх миллионов преступлений экономической направленности. С 2000 года к уголовной ответственности по оценке Центра правовых и экономических исследований привлечено почти 20 процентов предпринимателей, каждый пятый, самая репрессированная социальная группа в нашем обществе.

Неблагоприятные условия, включая уголовно-административный фактор, способствуют сворачиванию деловой активности, как я уже говорил, и за 2010 год индивидуальных предпринимателей стало меньше на 500 тысяч: с четырёх миллионов 611 тысяч человек сократилось количество до четырёх миллионов 112 тысяч. В том же году прекратили свою деятельность 45 процентов коммерческих организаций, а число малых предприятий сократилось на четыре процента.

Учитывая, что ежегодно возбуждается до 130 тысяч дел экономической направленности, что сопровождается, в большинстве случаев, банкротством предприятия, карательная политика суда, что влияет на деловой климат основательно, принося ущерб как внутреннему валовому продукту, так и поступлениям доходов в бюджеты всех уровней.

Пренебрежение государства интересами малого и среднего бизнеса отрицательно сказывается и на социальном климате общества.

Недавно провели опрос группы предпринимателей, которые подверглись уголовному преследованию. Опрос показал, что разорение их бизнеса привело к увольнению от 7 до 200 человек на каждом предприятии. Средняя цифра где-то колеблется около 40 человек. Если хотя бы половина вот из этих 130 тысяч возбуждённых дел завершится разорением бизнеса, перемножьте сами, получаем несколько миллионов человек, около 3-4 миллионов безработных, которые появятся на рынке труда. Часть из них, конечно, устроится, а часть будет болтаться.

Неуверенность бизнеса в защищённости собственности стала одной из важнейших причин бегства капитала из России, нарастающего причём. В 2010 году превышение вывоза над ввозом капитала составило 38 миллиардов долларов. В текущем году прогноз Улюкаева, он, по-видимому, многим известен, он превысит 50 миллиардов долларов США, утечка капитала. Поэтому назрела необходимость профессиональной оценки проблем существующих, прежде всего, в уголовном законодательстве и в законодательстве об административных правонарушениях.

Мы, конечно, далеки от мысли о том, что негативная тенденция в экономике объясняется исключительно перегибами в уголовно-правовой политике. Но в то же время и нельзя отрицать их влияние на эти процессы. Потеря для активной экономической деятельности сотен тысяч, подчёркиваю, сотен тысяч инициативных, умеющих организовать дело людей делает актуальным вопрос о проведении экономической амнистии.

По этому поводу высказываются разные точки зрения. Но, как представляется, разговор сегодня всё-таки может идти не о целесообразности такого шага, а об его объёме и формате. Проведённые в ходе подготовки к конференции опросы показали, что даже свыше четверти практических работников, следователей и судей, поддерживают идею широкой экономической амнистии, не говоря уже о предпринимателях и других представителях.

И гуманизация уголовного законодательства, и вопрос об экономической амнистии - всё это необходимо. Потому что по оценкам наших экономистов, в последние годы основным источником экономического роста России являются внешние факторы, а, короче говоря, высокие цены на нефть и ряд сырьевых товаров, а не внутреннее развитие производства товаров и услуг. Поэтому мы полагаем, что если сейчас говорить о модернизации уголовного законодательства, то в первую очередь надо сосредоточиться на ряде проблем уголовного закона, который необоснованно усиливает карательное давление, в том числе и на предпринимателей.

О чём идёт речь? Первое. Криминализация деяний, не представляющих общественной опасности. Об этом достаточно много говорили.

Второе. Наличие статей, которые...

Председательствующий. Подробнее нельзя, Владимир Иванович. Подробнее на эту тему.

Радченко В.И. На эту тему? Можно. Речь идёт о чём? В общем виде такие составы преступления можно сгруппировать по следующим признакам.

Первое - это преступление, то есть деяние, которое хотя и связано с нарушением неких формальных правил и норм ведения бизнеса, но единственным криминалообразующим признаком для наступления уголовной ответственности является получение дохода выше определённого размера, на сегодняшний день полутора миллиона, без причинения кому бы то ни было кроме того ущерба. В таких случаях достаточно, по-видимому, мер административного воздействия.

. Каких?

Радченко В.И. Это 171-я, прежде всего.

Второе. Отсутствие серьёзного ущерба, причинённого гражданам, организации, государству. Вред от таких деяний легко устраним в гражданско-правовом порядке. А умеренный денежный штраф, без привлечения к уголовной ответственности, явился бы достаточным наказанием.

Третье. Деяние относится к категории нормального хозяйственного риска. Вот это вот очень важный момент, при котором наступление вредных последствий не может рассматриваться, как результат преступных деяний.

Далее. Преступления, которые предусмотрены разделом восьмым: преступления в сфере экономики. С нашей точки зрения, деяния могут считаться преступными только в случае, если они совершаются с прямым умыслом, по-видимому, за исключением неосторожного уничтожения имущества.

Поэтому есть и другие моменты, кроме криминализации деяний, не представляющих общественную опасность.

О чём речь идёт? Это наличие статей, устанавливающих повторную уголовную ответственность за совершение преступлений, предусмотренных другими статьями УК, что приводит к двойному осуждению гражданина и одновременно связано с нарушением Конституции.

Одно из таких предложений содержится в президентском пакете. Это предложение по контрабанде. Потому что там сегодня практикуется двойное осуждение за одно и то же: за ввоз товара - по одной статье и за неуплату таможенных платежей - по другой статье.

Другой такой статьёй является статья о легализации доходов, полученных преступным путём.

У нас есть предложения по этому поводу, что действие этой статьи следует ограничить наркобизнесом, торговлей оружием и торговлей людьми, и не распространять на другие сферы, поскольку постольку использование полученного преступным путём имущества вообще-то входит в объективную сторону предикатного преступления. И когда мы за эту объективную сторону начинаем по самостоятельной статье судить, да причём иногда к мерам наказания гораздо большим, чем за основное преступление, мы тем самым по сути дела нарушаем Конституцию, запрещающую дважды судить за одно и то же.

Третье. Применение завышенных карательных санкций, несоответствующих степени общественной опасности деяния.

Четвёртое. Криминализация деяний, которые разрешены другими законами. В частности, вот такое происходит сегодня с невозвратом капиталов из-за границы, вернее, валютной выручки из-за границы.

Неопределённость ряда составов преступлений, которые позволяют правоприменителю давать широкое карательное толкование этой статьи. Особенно это относится к мошенничеству. При общей стабильности преступности и даже некотором сокращении, число мошенничеств за последние десятилетия выросло почти в четыре раза. За счёт чего? За счёт предпринимательского корпуса, перевода деяний предпринимателей из экономической в мошенническую сферу.

И неоправданное использование законодателем в качестве квалифицирующего признака в отношении предпринимателей совершения преступления в группе.

Уважаемые коллеги, время моё на исходе, как говорится. Я поэтому хочу остановиться только на одном вопросе.

Николай Васильевич Фёдоров выдвинул, с моей стороны, очень интересное предложение. Речь идёт о том - о целесообразности, необходимости принятия нового Уголовного кодекса Российской Федерации.

Я скажу, что лично моя позиция - я за. За, но с одной оговоркой. Почему? Потому что у нас иногда бывает так: думаешь об одном, а получаем другое. Хотели, как лучше, получили, как всегда. И были случаи, когда либеральные задумки, дойдя до закона, превращались прямо-таки в свою карательную противоположность. Поэтому здесь нужен очень серьёзный и ответственный подход.

Но в то же время накопившаяся несбалансированность, противоречивость, а местами просто несуразность некоторых соотношений в рамках действующего УК говорит о том, что надо принимать более радикальные решения. Но эта работа, самое главное, не должна останавливать текущие работы по совершенствованию действующего закона, ибо УК можно и десять лет разрабатывать, и пятнадцать, и пять, и три года. Предыдущий УК, помните, сколько разрабатывался. Начинал ещё Михаил Сергеевич Горбачёв, а приняли в 1997 году.

Поэтому я думаю, что независимо от этого, вот в рамках того, о чём мы говорили, должна вестись в интересах развития нашей экономики, в интересах оздоровления социального климата, если можно так сказать, в стране, работа по гуманизации законодательства, регулирующего хозяйственные отношения и, прежде всего, речь идёт об Уголовном кодексе Российской Федерации.

Председательствующий. Спасибо, Владимир Иванович. Ну, на самом деле вы одно направление, которое мы в самом начале заявили, вы его достаточно так глубоко обозначили, хотя, в общем, наверное, есть и другие мнения.

Поэтому вот сейчас я бы хотел предоставить слово Ольге Николаевне Костиной - члену Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированию судебно-правовой системы, председателю правления Межрегионального правозащитного общественного движения "Сопротивление". Ольга Николаевна, прошу вас.

 



 
On the project