To the main page

Amnesty of businessmen (analytical justification)

AMNESTY OF BUSINESSMEN

(analytical justification)

 

АМНИСТИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

(аналитическое обоснование)

Официальная уголовная статистика по делам экономической направленности дает весьма противоречивые сведения о характере и уровне уголовной репрессии в отношении предпринимателей. Однако если сравнить данные Росстата и ФНС, то оказывается, что за 2000-2009 годы число лиц, привлеченных к уголовной ответственности за преступления экономической направленности, составило 14,87 % от общего числа зарегистрированных в стране субъектов экономической деятельности (юридические лица, индивидуальные предприниматели и фермеры). По экспертным оценкам, в настоящее время количество лиц, содержащихся в местах лишения свободы за преступления в сфере экономики, составляет более 100 000 человек. Можно констатировать, что со времен раскулачивания 30-х годов прошлого века ни одна социальная группа не подвергалась столь обширным уголовным репрессиям. Эти цифры объясняют, почему согласно данным социологов 17 % предпринимателей намерены покинуть страну, а число тех, кто не исключает такую вероятность, составляет почти половину от общего  числа. В качестве основной причины этого предприниматели называют свою правовую незащищенность.

Официальным (хотя и частичным) признанием недопустимости столь жесткого уголовного пресса на бизнес стало внесение изменений в УПК, которые препятствуют заключению предпринимателей под стражу еще на стадии следствия. Эта норма помимо активных попыток правоохранительной системы и уголовных судов саботировать ее применение породила и иные, весьма характерные последствия. Наиболее показательной оказалась практика по делам о незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК РФ). Согласно статистическим данным на декабрь 2010 года количество выявленных преступлений сократилось на 68.7%, количество возбужденных уголовных дел сократилось на 64.4% в сравнении с предшествующим периодом. Разница между количеством выявленных лиц, совершивших данное преступления (516) и количеством направленных в суд (392) сократилась на 61.9%. Снижение произошло в основном за счет сокращения активности МВД (62.4%). Меньше выявлено преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1  УК РФ (легализация преступных доходов) – всего 1762, что на 80% меньше предшествующего периода. На ту же величину – 80% сократилось количество выявленных лиц, совершивших данное преступление (1351), и на 63.4% сократилось количество лиц, в отношении которых дела направлены в суд (666 человек). Тем самым, изменение процессуального закона, ограничившее применение к предпринимателям такой меры пресечения, как заключение под стражу, продемонстрировало что от 62 до 80 процентов ранее имевшихся случаев уголовного преследования по преступлениям экономического характера для правоохранительных органов «имело интерес» только как способ заключения под стражу и, тем самым, не имело реального отношения к борьбе с преступностью и действительным целям правосудия.

Эти данные, с учетом того, что согласно предшествовавшей изменениям в УПК статистике (2009 г.) правоохранительные органы передавали в суд только около 25 % дел по выявленным преступлениям экономической направленности, а количество оправдательных приговоров  составляло 0,8%, дают веские основания предполагать, что не менее 15 % лиц, отбывающих сейчас наказание за преступления в сфере экономической деятельности, осуждены незаконно и безосновательно. При этом необходимо учитывать, что обоснованность и справедливость целого ряда норм УК о преступлениях в сфере экономической деятельности вызывает серьезные сомнения и возражения. В частности, большинство составов преступлений, по которым российские предприниматели привлекаются к уголовной ответственности, не известно законодательству цивилизованных стран.

Обширная уголовная репрессия в отношении предпринимателей не только исключает из  активной экономической деятельности лиц, привлеченных к уголовной ответственности, но и становится серьезным мотивационным препятствием для других граждан, имеющих установку на самостоятельную экономическую активность, но отказывающихся от ведения бизнеса из-за опасения быть подвергнутыми уголовной репрессии в связи с предпринимательской деятельностью.

Одним из индикаторов такого созданного государством «страха предпринимательства» является стабильное нарастание в последние годы числа коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, прекращающих свою деятельность. Количество индивидуальных предпринимателей и фермеров, которые прекратили свою деятельность, в 2010 году впервые за много лет превысило число зарегистрированных лиц этой категории (112% ликвидировавших деятельность к общему количеству зарегистрированных – 4 611 442 и 4 112 314 соответственно). Также в 2010 году количество прекративших деятельность коммерческих организаций составило 45,3% от общего числа зарегистрированных. О том, что это является очевидной тенденцией, свидетельствует динамика этого показателя, который в 2003 году составлял 4,63%, в 2004 – 8,1%, в 2005 – 9,56%, в 2006 – 21,39%, в 2007 – 31,47%, в 2008 – 37,29%, в 2009 – 41,75%.

Политика жесткой уголовной репрессии в отношении предпринимателей наносит существенный вред экономике страны, который не сводится к отказу от ведения бизнеса и  оттоку из страны капитала (около 250 млрд. долларов с 2008 года) и людских ресурсов, По оценкам экспертов, одно только сокращение рабочих мест в связи закрытием предприятий, владельцы или руководители которых подверглись уголовному (в том числе досудебному) преследованию, причиняет экономике страны ущерб более чем в 5 млрд. долларов в год,

Власть все громче призывает к кардинальному улучшению инвестиционного климата в стране. Однако улучшение инвестиционного климата невозможно без изменения уголовной политики в отношении предпринимателей, испытывающих на себе такой пресс уголовной репрессии, который не испытывает ни один социальный слой. Без изменения уголовной политики в отношении предпринимателей любые намерения улучшить инвестиционный климат так и останутся намерениями. Однако попытки отменить или изменить содержащиеся в главе УК о преступлениях в сфере экономической деятельности нормы, которые являются неправовыми по своей сути, встречают ожесточенное сопротивление со стороны правоохранительных ведомств и обслуживающих их структур, которые не желают отказываться от колоссальной административной ренты, получаемой в результате уголовно-правового давления на бизнес.

Последние по времени законопроекты об изменениях в УК, к сожалению, этой проблемы не решают. В такой ситуации единственной мерой, позволяющей существенно улучшить инвестиционный климат, является проведение амнистии для осужденных предпринимателей. Такая амнистия могла бы быть приурочена к отмечаемому в декабре этого года 20-летию международного признания России в качестве независимого государства, провозгласившего права человека, частную собственность и право ведения предпринимательской деятельности в качестве конституционных прав, гарантируемых новым государством.

Эксперты  Центра правовых   и экономических исследований

06 июня 2011

 
On the project